Зарегистрируйтесь! 

 Вы сможете:  

размещать фотографии в Галерее, комментировать фотографии, общаться в форумах, обсуждать фототехнику

Зарегистрироваться
Выставки и проекты
Фотолаборатории
Фотостудии
Словарь
Вопросы-ответы
 
ФорумыФотогалереяБлогиБарахолкаСообществаОбсуждение фототехникиФотоклассики
Интернет-магазин Foto.ru
МАГАЗИН
Клуб Foto.ru - клуб фотографов, клуб для фотографов
 
Помогите выбрать! Цифровые компактные фотоаппараты Цифровые беззеркальные камеры со сменной оптикой Цифровые зеркальные фотоаппараты Фотоаксессуары Общие вопросы фотографии Цифровая обработка изображений Калибровка мониторов и принтеров Фотопечать Фототехника среднего и большого форматов Пленочная фототехника 35 мм. и принадлежности Студийная съемка и оборудование Стробистское оборудование и съемка Сделай сам Свадебная фотография Репортажная фотография ФотоОхота
 
 
 
 
Классики фотоискусства 

Иван Шагин - Жизнь и творчество

Иван Шагин
Иван Шагин родился в Ивановской области Ярославской губернии в 1904 году. Когда будущему фотографу было 12 лет, его отец умер, а многодетная крестьянская семья осталась с весьма скудными средствами к существованию. Мать устроила сына «мальчиком» в лавку московского купца. Здесь, бегая «на посылках», Иван Шагин между делом обучился грамоте и приобрел житейский опыт. Вновь вернулся в деревню он лишь в 1919 году, когда после революции лавка, как и многие другие, закрылась.
Впрочем, голод и гражданская война 20-х годов прошлого века отнюдь не располагали к наслаждению сельской идиллией. Семнадцатилетним юношей Иван Шагин был вынужден отправиться на заработки и устроился матросом в волжское речное пароходство. Спустя недолгое время будущий фотограф вновь сменил работу. На этот раз его приняли подсобным рабочим в «нэпманский» магазин – то есть практически по специальности. Здесь юноша задержался и за два года «вырос» до помощника директора магазина, а затем и инструктора показательного государственного магазина-школы. Вероятно, способный молодой человек не остановился бы и на этом, если бы коммерцию не вытеснило в его сердце новое увлечение.
С 1925 года в СССР начал выходить журнал «Советское фото». Он немедленно приобрел громадную популярность, и Советский Союз захлестнула волна фотолюбительства. При заводах, клубах, домкомах, как грибы после дождя, возникали фотокружки и объединения фотолюбителей. Молодой и любознательный Иван Шагин не остался в стороне – «показательный» кооператор вступил в кружок при газете «Наша жизнь», где и освоил азы фоторепортажа. Новое дело увлекло Шагина целиком и полностью. Вскоре его первые снимки уже публиковались в изданиях, выходивших под эгидой концерна «Сельхозгиз», а Шагин оставил работу продавца для карьеры фотографа.
В 1930 году Иван Шагин начал сотрудничество с газетами «Наша жизнь» и «Кооперативная жизнь» издательства Сельхозгиз. Фотограф с упоением отдался своему делу. Снимал ли он крестьян или матросов, военные маневры, достижения коллективизации или индустриализации, Иван Шагин создавал безупречные с технической стороны и одновременно необыкновенно лиричные фотографии. Искреннее любование своим предметом, точный взгляд и прирожденный талант быстро заслужили Шагину признание.
Главный рабочий инструмент Шагина этого времени – старая крупноформатная камера с мехами. Фотограф снимал на стеклянные пластинки, которые «в комплекте» с увесистой техникой составляли немалый вес. А ведь, кроме камеры и фотопластин, мастеру приходилось носить с собой несколько форматных кассет. Съемка репортажа предполагает большое количество фотографий, форматная же кассета с заряженными пластинами позволяла сделать лишь два или четыре (если работать на половину пластины) кадра. К тому же фотограф не давал себе поблажек: несмотря на молниеносную реакцию и точный глаз, он работал медленно и обстоятельно, искал возможность запечатлеть не просто ключевой момент действия, а отобразить свое отношение к нему, найти неповторимый, выразительный ракурс.
В 1933-м Шагин пришел в «Комсомольскую правду». В этот период фотографии Шагина приобрели большое «классовое содержание» - работая в одном из крупнейших периодических изданий страны, фотограф обличал недостатки и вредительство. Например, в 1934 году у него вышел фоторепортаж «Кладбище тракторов», посвященный бесхозяйственности в колхозах. Впрочем, и в это время Шагину-репортеру удалось сохранить свою «фирменную» универсальность: его сюжеты простирались в диапазоне от промышленности до быта простого советского человека, его герои – колхозники, физкультурники, метростроевцы, рабочие и советская молодежь-комсомольцы. В печати появились фотоочерки «24 часа из жизни рабочей московской семьи» (1931) и «Колхозники» (1932).
В 1934-1935 годах Иван Шагин принял участие в серии выставок в СССР и за рубежом (в Праге, Варшаве и Сарагосе). Пресса особенно отмечала успех его фотографии «Физкультурники», где очень точно и убедительно были реализованы принципы конструктивисткой фотографии: жесткая кадрировка, косина горизонта, расположение фигур и направление линий. Иван Шагин обращался к теме спорта с большим удовольствием: фактурные, тренированные тела атлетов, неожиданные ракурсы и насыщенная динамика давали большие творческие возможности. Живые пирамиды и колонны физкультурников стали символами нового общества, сплоченность спортсменов и их рекорды утверждали мощь советского строя. Впрочем, не обошлось и без подводных камней. Ряд зорких критиков усмотрели в его сериях «Динамовки» и «Оссовиахимовки» скрытый эротизм, что, конечно, никак не приветствовалось советской властью.
На выставке «Мастера советского фотоискусства» (1935 г.) работы Ивана Шагина соседствовали с работами Родченко. Выставка провозгласила фоторепортаж как магистральное направление советского фотоискусства, а Аркадий Шайхет, Макс Альперт, Семен Фридлянд и, конечно, Иван Шагин из ремесленников-«иллюстраторов» превратились в прогрессивных фотографов. Тринадцать шагинских работ, вошедших в экспозицию, были замечены как прессой, так и обычными зрителями. Благожелательная критика отмечала «умение схватывать характерное и типичное» и умение «правильно отображать новый колхозный быт», противники критиковали чрезмерную веселость и несоветский оптимизм фотографий. Впрочем, прозвучавшее вскоре сталинское «жить стало лучше, жить стало веселее» выбили почву для критики из-под ног недоброжелателей. Теперь упрекать в излишнем оптимизме стало попросту опасно. А Иван Шагин продолжал работать с прежним увлечением.
На Всесоюзной фотовыставке, организованной в Москве к двадцатилетию Октябрьской революции, были показаны восемнадцать фотографий Ивана Шагина. Тематика отобранных работ, учитывая время выставки, была вполне предсказуемой: портреты и портретные группы руководителей партии и правительства, многие из которых были сразу растиражированы в виде плакатов и открыток. Фотограф добился настоящего признания: перед самой войной в журнале «Советское фото» вышла посвященная Шагину статья с портретом фотографа, утверждавшая его как состоявшегося и признанного фотомастера, как «художника нашей действительности, умеющего ее видеть, понимать и служить ей своим искусством».
Но шел 1941 год и действительность, которой служил Шагин, в одночасье изменилась. Война для фотографа началась репортажем с митинга, где стоящие плечом к плечу рабочие слушали выступление В.Молотова по радио. Уникальный по выразительности и драматической силе снимок уже на следующий день иллюстрировал передовицу «Комсомолки». А Шагин «переквалифицировался» в военного фотокорреспондента и привыкал к форме, частым командировкам на фронт и спешной обработке отснятого материала на передовой. Фотографии Шагина военных лет известны многим: раненный комиссар, с перебинтованной головой, встающий из окопа в атаку, «графические» воздушные бои, закрытые военными плакатами витрины и развозящие дрова троллейбусы Москвы, декабрьское наступление Красной армии под Москвой, освобождение Киева, штурм реющего в дыму Рейхстага, Берлин. Закончилась же война для мастера съемками встречи с союзниками на Эльбе, подписания акта капитуляции и Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года.
Снимки военных лет Ивана Шагина всегда узнаваемы. Он тщательно готовил свои фотографии – на них почти всегда герои, подвиги, славные свершения. Но это ничуть не художественной ценности даже тех снимков, которые печатались на передовой. А после войны зрители смогли увидеть подлинную «шагинскую» фотографию во всем ее великолепии: точный взгляд большого художника, драматизм содержания, безупречное мастерство исполнения и авторская печать, непревзойденным мастером которой был Иван Шагин. Недаром даже американцы, известные своими высокими требованиями к качеству позитивной печати, признали в 1946 году снимок Ивана Шагина «К рейхстагу» лучшим военным кадром.
После войны Иван Шагин продолжал работать. Он с большим интересом занимался съемкой архитектуры, одним из первых «осваивал» цветную съемку и обучал работе с цветом молодых фотографов. Как и прежде, круг тем Ивана Шагина оставался весьма широк: спортивные репортажи, торжественные черно-белые пейзажи, натюрморты, в том числе кулинарные (известно, что фотограф принимал участие в иллюстрировании «Книги о вкусной и здоровой пище»). Фотографии и статьи Ивана Шагина публиковались в единственном профессиональном журнале СССР «Советское фото», журналах «Огонек» и «Смена», он работал для газеты «Правда», РИА «Новости», столичных издательств, его фотографии военных лет продолжали публиковаться в прессе у нас и за рубежом. Хотя в последние годы фотограф не был так известен, как в военное и послевоенное время, он не был и забыт и продолжал плодотворно работать до самой смерти. Скончался Иван Шагин в Москве в 1982 году. Интерес к его творчеству, несколько угасший в период застоя, вернулся в середине 1980-х, после крупных выставок, посвященных истории СССР.

Источник публикации: Стигнеев В.Т., "Иван Шагин. Серия Фотографическое наследие", М., Арт-Родник, 2007 г.

Фотоработы

Прачки
    
Улица
Обучение ополченцев. Москва
    
  Правила Клуба | О Клубе | Вход / Регистрация | Поиск авторов | ХудСовет | Как связаться | Статистика | FAQ | Рекламодателям | Архив галереи | Архив форумов