Зарегистрируйтесь! 

 Вы сможете:  

размещать фотографии в Галерее, комментировать фотографии, общаться в форумах, обсуждать фототехнику

Зарегистрироваться
ФорумыФотогалереяБарахолкаСообществаОбсуждение фототехникиФотоклассики
Интернет-магазин Foto.ru
МАГАЗИН
Клуб Foto.ru - клуб фотографов, клуб для фотографов
 
Помогите выбрать! Цифровые компактные фотоаппараты Цифровые беззеркальные камеры со сменной оптикой Цифровые зеркальные фотоаппараты Фотоаксессуары Общие вопросы фотографии Цифровая обработка изображений Калибровка мониторов и принтеров Фотопечать Фототехника среднего и большого форматов Пленочная фототехника 35 мм. и принадлежности Студийная съемка и оборудование Стробистское оборудование и съемка Сделай сам Свадебная фотография Репортажная фотография ФотоОхота
 
 
 
 
Статьи 
Олег Мрачковский (omm@gtn.ru)
24.05.2004

Мой Высоцкий. Свеча Поэту.


Мой Высоцкий. Свеча Поэту.



«Я стою, как перед вечною загадкою…»
В.Высоцкий. «Купола».



В моих заметках будут исключительно личные воспоминания о событиях так или иначе связанных с именем Поэта. Никаких пересказов известных мемуаров!



1. Первое знакомство.

Академик Бруно Понтекорво за чтением газеты «Унита». Дубна.1967г.

Поздняя осень 1967г. Объединённый Институт Ядерных Исследований (ОИЯИ), г.Дубна. Здесь вольно дышалось: далеко от московских начальников, а какие были ЛИЧНОСТИ! Академики Г.Н.Флёров (участие в создании ядерного оружия, поиске трансурановых элементов…), Бруно Понтекорво ( тот самый: «Пусть не поймаешь нейтрино за бороду … Но было бы здорово, чтоб Понтекорво Взял его крепче за шкирку.»…
Никакого снобизма, мании величия!
На почте легендарный итальянец Бруно Понтекорво выясняет отношения с начальником отдела доставки: почему нет очередного номера итальянской газеты «Унита», которую ему РАЗРЕШИЛИ(!) получать.
Я, студент-дипломник, с удивлением смотрю на эту унизительную для академика сцену, понимая, что начальник нагло врёт: затерялась-де газетка…
Нигде не затерялась! Её изъяли «органы», т.к. там скорее всего было сообщение об аресте в Москве правозащитников (слышали по «голосам») - а зачем об этом знать академику! Пусть ловит спокойно своё нейтрино!
Ученик великого Энрике Ферми – не жалел ли он, что сбежал в СССР?..
Типичная картинка: идёт известный учёный, а из кармана торчит  журнал «Новый мир»…
В.Высоцкий выступал в ДК ОИЯИ. Зал битком. Сыро и холодно. Полутёмный зал и так же на сцене. Поэт простужен: несколько раз срывается голос. Чувствует ОН себя свободно, раскованно – ОН у друзей.
В отличие от других концертов, зная, что записывают на магнитофоны – не просит их убрать. Завтра эти записи будут звучать по всей Дубне и пойдут по стране!

В.Высоцкий. 1967г. Дубна

Пытаюсь снимать: у меня «Зенит Е» с «Гелиосом 44» (F-58мм, 1:2), ФОТО 130 ед. Понимаю, что снимки будут никакими, но всё равно – Память…
Принимали Поэта с восторгом, как откровение. Никто не просил спеть что-то конкретное – за всё спасибо!
Концерт продолжался час с небольшим. Сославшись на сорванный голос, откланялся.
Домой не отпустили – продолжение вечера было уже на даче академика Г.Н.Флёрова, как рассказывали, но уже в узком кругу и за столом, а в «… тесный круг не каждый попадал»…



2. «Не надо подходить к чужим столам…»


Уже в то время сотрудники ОИЯИ имели два выходных и никаких «чёрных» суббот. Можно было на пару дней съездить в Москву: у многих были квартиры и там.
В МГУ учился мой одноклассник, и я мог переночевать у него в общежитии – двухместная комнатка под облаками. В театр на Таганке не попасть – проще утопиться в Западной Двине…
Однажды он предложил поехать к своему приятелю по университету и вместе провести время в домашней обстановке – от общаг уже мутило! Объяснил мне, что его приятель – сын дипломата. «Предки» безвылазно в США и можно будет расслабиться. Домработницы не будет тоже.
Скинулись, взяли спиртного, вкусненького и мы на месте…
Квартира поразила нездешними размерами, обстановкой, антиквариатом, стерильной чистотой и  даже запахом!
Я на всякий случай выглянул в окно – нет, всё в порядке: мы по-прежнему были на нашей грешной Земле!.. А почудилось…

 «Сидели, пили вразнобой…». Потом радушного хозяина понесло и он демонстрировал присланную «предками» технику: японский магнитофон, проигрыватель, диски, виски, журналы, американские сигареты, игрушечный, но как настоящий, «Кольт», игральные пластиковые карты с обнажёнными девицами – по тем временам чистая фантастика!
Постреляли по мишени из «Кольта», расписали «пульку», послушали битлов…
Рассказал о концерте Поэта в Дубне. Показал свои скверные фотографии…
-         Нет ли у тебя новых записей?
-         Какие записи, старик! Живьём слушать надо! Записи…
-         В театр ведь не попасть! Где очередной концерт – не угадать…
-         И не надо! Сейчас скинемся – я позвоню и ОН будет петь нам здесь! Ну, скинемся?
Я протрезвел как-то неожиданно.
-         А что! Давайте скинемся! – Завёлся мой бывший однокашник.
-         Ну, так я звоню?!.
Очарование вечера пропало… Стало неуютно и почему-то обидно… Захотелось сесть в поезд и вернуться в дубненскую общагу к друзьям. Сославшись на обстоятельства, я уехал.
Больше мы не виделись.


3. Автограф.


Первый концерт Поэта состоялся 23 июня 1972 года. Второй через неделю.
Оба – в Ленинградском институте ядерной физики им. Б.П.Константинова АН СССР(г.Гатчина).
О предполагаемом концерте шепнули за сутки: может будет, а может и нет.
Начал готовиться к съёмке. Подготовка состояла в том, чтобы раздобыть «хотя бы» портретник. Ни у кого из приятелей или просто знакомых такового не было. Купить невозможно.
Единственный выход – одолжиться у нач-ка ОКИПа.
Разговор был тяжёлым и, казалось, безрезультатным. «Жила» не хотел открывать сейф. Пошёл ва-банк:
-         Я же не прошу домой цветной телевизор, холодильник!..
Он понял, что я знаю…
-         Можешь не торопиться – снимай!.
Новенький «ТАИР 11» (F 135mm, 1:2.8) покинул бездонный сейф и уютно устроился у меня в кармане пиджака.
-         Это лучше, чем лаборантку на экскурсию в рощу водить!..
Я понял, кто был тот грибник…
В день концерта, часов в 17 жара стояла под 30. Безветрие.
При входе покупали билеты по 10 копеек…
Зал заполнен под завязку. Билеты кончились и вход стал свободным.
Перемещаться по залу невозможно. Пот заливает и разъедает глаза. Умыться бы, но это где-то на другой планете…
Беда в том, что наводка на резкость была почти невозможна! Был бы тогда авто фокусный объектив!
Поэт приехал, как ОН сказал, со своим другом Иваном Дыховичным – актёром того же театра. Театра на Таганке.
Поэт был в прекрасном расположении духа, раскован, исполнил много нам неизвестных  своих песен. Зал принял его с восторгом! Рубаха на НЁМ от пота промокла  до нитки!.. Это хорошо видно на последнем фото серии.
Однако, когда к микрофону пошёл И.Дыховичный – зал как бы возмутился, зароптал, воспринимая его, видимо, как досадную нагрузку, а напрасно!
На мой взгляд, он великолепно исполнил несколько своих песен на слова Дениса Давыдова. Зал аплодировал громко, но…
Перезаписывая концерт для себя, многие не включали туда песни Ивана…  Я с удовольствием слушаю их и теперь! Иногда мне кажется, что написание и исполнение песен удавалось ему намного лучше, чем режиссура в кино.
Ко второму концерту Поэта я повесил огромную стенгазету с моими фотографиями и текстами новых песен (по фонограмме).
Она быстро исчезла без следа! Сказывали, что «первый отдел»
 добдел-таки!
Попасть на второй концерт Поэта я смог только к концу – невозможно было остановить работу. По институту шла радиотрансляция. Предвидя такой печальный для меня вариант, я попросил знакомого сотрудника подарить часть моих фотографий Поэту, а на другой – попросить ЕГО автографы.
Знакомый, как я видел, снимал концерт (на зависть мне) немецкой Практикой TTL (ГДР). Стоила камера в районе 500 рублей! На эти деньги тогда можно было купить новый чешский мотоцикл Ява 350 и на бензин хватило бы до глубокой осени!
Прибегаю к шапочному разбору… В холле стоит знакомый – я к нему.


         Понимаешь, как дело было…
-         Какое дело?
-         Ну, были и мои фото, но твои лучше… А тут начальство – каждому дай! Ну, я твои и отдал им… И мне ОН твою подписал… Мои фото остались… А тебе не хватило…
Я взорвался! И когда слов уже не хватило -  решил вмазать ему тут же..
Вдруг слышу:
-      Ребята, вы чего?
Оборачиваюсь: в холле, в метрах пяти от нас сидит за столом Поэт!.. Он подошёл к нам. Всё слышал…
-       Будешь в Москве – позвони. Контрамарку обещаю. Запиши адресок…
Как назло, нет ни ручки, ни блокнота…
-         Я запишу! У меня есть! – Тянется знакомец и записывает…
Поэт диктует свой домашний телефон и адрес.
-         Давай фотку – подпишу!
Я беру не мной сделанную скверную фотографию, на которой Поэт написал:
«Олег! Спасибо! Высоцкий»
Я бывал в Москве, но беспокоить Поэта не решился… В Театр на Таганке так и не смог попасть. Только несколько лет спустя – в Таллинне, но это уже другая история…
Сказывали, что знакомец ездил и Поэт своё обещание выполнил!


4. Владимир Ивашов и Армен Джигарханян о Поэте.

Живём с В.Ивашовым в одной квартире в Таллинне. Он экономит на гостинице. Здесь он у своих друзей. Снимается на киностудии «Таллинфильм». В двухсерийном фильме «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (реж. Григорий Кроманов) по сценарию Юлиана Семёнова.
-         Олег, завтра к нам приедет Джигарханян. Посидим. Мне надо с ним поговорить…
-         У меня дела... Я-то зачем?
-         Никуда не уходи! По-домашнему всё… Только просьба к тебе одна: не утомляй его расспросами о Высоцком!
Володя уже пережил мои расспросы. Наверное ему было немного обидно, что меня интересовал почти исключительно Поэт…
Своего тёзку В.Ивашов знал. Ему очень нравились «охотничьи» песни. В «круг» Поэта не входил.
-         Володя! Ну, как такое возможно: рядом с тобой ТАКОЙ Поэт, а вы только друг другу: «Как дела, старик?»- и разбежались?!.
-         Это «Мосфильм»! Все мы куда-то спешим, у всех дела-заботы…
И мы -  РАЗНЫЕ! Но многие ЕГО песни мне нравятся.
В.Ивашов был тонким лириком, а Поэт: «Я лирических песен не пою!»…
Приехал А.Джигарханян. Познакомились. Сели за стол. Ни в какие расспросы не ударяюсь, а очень хочется… После одного жеста гостя раздумал попросить разрешения сфотографировать…
Свои сигареты я выложил на стол. Гость красиво так достал пачку американских, вынул сигарету и тут же спрятал пачку…
С подобным «жестом» за столом я столкнулся впервые!..
В конце трапезы, когда разговор стал «общедоступным» я всё-таки не выдержал…
-         Армен, каково Ваше мнение о Высоцком, как поэте и актёре?
Как мне показалось, глаза гостя стали колючими.
-         Ну, не знаю какой уж он там поэт!.. Но как актёр – никакой!
Сказано было зло и презрительно!
Володя посмотрел на меня умоляюще… Тщательно подбирая слова, чтоб не обидеть гостя, я ответил:
-         Знаете как бывает: снимается актёр во многих фильмах, у всех вроде на слуху, а проходит время – и забыли! А Высоцкого – не забудут! Это гениальный поэт!
-         Это Вы ТАК думаете!
Сказано было, растягивая слова, зло и как бы «наотмашь»…
Володя пошёл провожать гостя… Потом до глубокой ночи мы играли в шахматы. Злые слова не давали покоя и я проигрывал партию за партией…


Ваганьково. На могиле Поэта. 1981г.




15.05.2004

Продолжение статьи >>




Обсудить эту статью в форуме Клуба

Разделы справочника


Категории статей

  Правила Клуба | О Клубе | Вход / Регистрация | Поиск авторов | ХудСовет | Как связаться | Статистика | FAQ | Рекламодателям | Архив галереи | Архив форумов