Зарегистрируйтесь! 

 Вы сможете:  

размещать фотографии в Галерее, комментировать фотографии, общаться в форумах, обсуждать фототехнику

Зарегистрироваться
ФорумыФотогалереяБарахолкаСообществаОбсуждение фототехникиФотоклассики
Интернет-магазин Foto.ru
МАГАЗИН
Клуб Foto.ru - клуб фотографов, клуб для фотографов
 
Помогите выбрать! Цифровые компактные фотоаппараты Цифровые беззеркальные камеры со сменной оптикой Цифровые зеркальные фотоаппараты Фотоаксессуары Общие вопросы фотографии Цифровая обработка изображений Калибровка мониторов и принтеров Фотопечать Фототехника среднего и большого форматов Пленочная фототехника 35 мм. и принадлежности Студийная съемка и оборудование Стробистское оборудование и съемка Сделай сам Свадебная фотография Репортажная фотография ФотоОхота
 
 
 
 
Статьи 
Владимир Зверев
11.04.2014

«Гарольду Эджертону — 111 лет»


«Гарольду Эджертону — 111 лет»

Автор: Владимир Зверев

Гарольд Эджертон (Harold Edgerton) (6.04.1903 - 4.01.1990) - американский профессор, фотограф, изобретатель

6 апреля 1903 года родился американский изобретатель и фотограф Гарольд Эджертон.

Даже если бы Эджертон ничего больше не изобрёл, кроме электронной вспышки, то всё равно бы остался в истории фотографии. Но он сделал гораздо больше этого.

«Не считайте меня художником. Я работаю инженером. Для меня главное - факты, только факты» - говорил Гарольд Эджертон.

Тема посвящена самому плодовитому из всех фотоизобретателей. Он имел десятки патентов и они, как правило, были революционной технологией, а не просто небольшими уточнениями. Он написал десятки научных трудов.

Никто, кроме, может быть, Томаса Эдисона, не работал в таких разнообразных областях. Список изобретений Эджертона довольно внушительный. Но если вас заинтересовала его история, то вы получите удовольствие, читая эту статью.

Самые популярные нововведения Эджертона — улучшенная электронная вспышка и усовершенствованная стробоскопическая лампа, которые впоследствии с успехом применялись для фотографирования.

Некоторые факты из его яркой биографии:

  • Когда Эджертона попросили сфотографировать пулю, проходящую через колоду игральных карт, он просто задал вопрос: “Какую часть пули? Спереди? Вблизи?”

  • Когда британские ученые заявили, что стробовспышки не могут использоваться для военной разведывательной фотосъемки, Гарольд Эджертон сфотографировал Стоунхендж в безлунную ночь с высоты 6 километров.

  • Немного раньше, когда биологи спорили о том, каким образом летают колибри, Гарольд Эджертон не только показал, как они это делают, но и подсчитал, что они взмахивают крыльями со скоростью 70 раз в секунду.

  • Когда Kodak высказал ему сомнение в практической пользе электронной вспышки в фотографии, Гарольд Эджертон сфотографировал боксерский поединок в темноте и разместил фотографии во всех газетах страны.

  • Когда Жаку Кусто потребовалась вспышка для глубоководной съемки, Эджертон, сделал такую вспышку. Затем изобрел гидролокатор бокового обзора, чтобы Кусто мог под водой находить предметы для съёмки.

  • Когда ученые в Лос-Аламосе спроектировали первую атомную бомбу, у них не было достаточно мощных электрических конденсаторов, чтобы запустить процесс. Эджертон помог им. Затем он разработал камеру, которая могла зафиксировать взрыв раньше, чем он распространится в ширину на 100 ярдов, чтобы можно было увидеть, как это происходит.

  • Когда Эджертон столкнулся с проблемой посадки лётчиков в темноте, из своих стробоскопов он сделал посадочные маяки. Теперь пилоты могли видеть аэродром за много миль и даже в плохую погоду. Такие же воздушные маяки используются и сегодня в каждом аэропорту и установлены на вершине любой высотной башни или здания.

Изобретение Стробоскопа

Гарольд Эджертон родился в маленьком американском городке Аврора (штат Небраска). В основном его интересовали две вещи: фотография и электричество. Дядя Ральф научил его фотографии. В 1925 году он получил специальность энергетика в университете Небраски и там же закончил аспирантуру. Когда его земляк, выпускник университета Авроры, продолжил обучение в Гарварде, Эджертон тоже заинтересовался этим учебным заведением. Но гарвардский студент сказал ему снисходительно, что «туда принимают только умных студентов». Двумя годами позже Эджертон получил степень магистра наук в области электротехники в Массачусетском технологическом институте. Он говорил, что именно с этого момента перестал прислушиваться к мнению студентов Гарварда.

Будучи аспирантом Массачусетского технологического института, в 1925 г. он разработал технологию для съемки работающего мотора. Эджертон синхронизировал вращение двигателя со вспышками света высокой интенсивности, которые испускал стробоскоп. Многократные вспышки срабатывали с заданной часто-той под контролем оператора. Тогда работающий мотор был виден в каждой отдельной фазе своего вращения, как спокойно стоящий.

Это открытие легло в основу его будущих научных изысканий и изобретений. Тестирование быстродвижущихся механизмов с помощью фотографии навело Эджертона на мысль сделать видимыми и другие процессы, недоступные человеческому зрению.

Эджертон понял, что таким образом можно также снимать и киноролики. Киноаппараты тех времен снимали со скоростью 24 кадра в секунду, но Эджертон изменил затвор, добавил специальный двигатель и механизм транспортировки плёнки (от 2000 до 6000 кадров в секунду), что позволило синхронизировать скорость смены кадров плёнки со скоростью вспышек стробоскопа.

Докторская диссертация Эджертона частично состояла из небольшой кино-демонстрации стробоскопической техники.

В начале 1930-х годов он начал делать свои знаменитые фотографии молочных капель. В 1932 году в журнале Technology Review был описан один из таких опытов.

В 1934 году Гарольд Эджертон вместе со своим бывшим студентом Кеннетом Гермесхаузеном основал небольшую фирму по техническому консультированию. Потом к ним присоединился другой бывший студент — Герберт Грир. Так было положено начало известной компании EG&G.

В 1939 году Эджертон опубликовал свою первую книгу фотографий под названием “Flash!” - «Вспышка! Увидеть невидимое с помощью ультра-скоростной фотографии». Для широкой аудитории эта книга стала откровением. То, что там было показано, казалось полученным с помощью магии. Здесь Док (слева) позирует с “Flash!” Док отмечает, что фотография была сделана при помощи его электронной портативной фотовспышки в Boston’s Parker House Hotel.

Знаменитая цветная фотография «Брызги молочной капли» на красном фоне была сделана Эджертоном в 1957 году, а черно-белая — в 1936-м; тогда ее публикация в Life вызвала сенсацию.

Подобные фотографии тридцатых годов были еще черно-белыми, но и они весьма впечатляли публику. Куратор фотографического отдела Музея современного искусства в Нью-Йорке, прославленный историк фотографии Бомонт Ньюхолл включил одну из этих фотографий в первую фотографическую выставку музея в 1932 году (выставка предшествовала созданию фотографического отделения в музее). Позднее он говорил Эджертону: «Вы усовершенствовали электронную вспышку и дали людям возможность наблюдать явления доселе невидимые и даже немыслимые».

Первые Электрические Вспышки

Еще в далёком 1850 году Фокс-Тальботом был использован свет электрический дуговой лампы, а в 1886 году Эрнест Мах параллельно использовал свет мощной электрической дуги, что позволило ему заснять ударную волну, созданную пулей в полете.
Гаспар-Феликс Турнашон (псевдоним - Nadar) при помощи дуговых фонарей на аккумуляторах фотографировал подземные катакомбы Парижа в 1863 году. (Gaspard-Félix Tournachon (aka Nadar))

Дуговые фонари имели ряд существенных недостатков: они были огромные, дорогие, использовали огромное количество электроэнергии и были невероятно шумными. По этим причинам они редко использовались для съемки. Да и хлопот с ними было не меньше, чем с магниевым порошком.

Эджертон не был изобретателем электронной фотовспышки, его главная заслуга в популяризации этого изделия. Он адаптировал узкоспециализированный научный прибор стробоскоп для широкого применения в фотографии. То же самое произошло и с подводной электронной фотовспышкой, которую впервые применил в 1951 году Ребикофф (Rebikoff).

Первоначально осветителями Эджертона были ртутно-дуговые выпрямители, трубки которых использовали для преобразования AC (переменного тока) в DC (постоянный ток). И хотя они были лучше, чем свет дуги, и создавали вспышку в 10 микросекунд, но имели некоторые недостатки. Ртутные лампы нестабильно работали на холоде и были громоздкими, что затрудняло крепление отражателя вокруг них.

В 1930 году Эджертон создал совершенно новый тип лампы с использованием газа аргона вместо паров ртути. Она была намного меньше и эффективнее, хорошо работала на холоде и могла быть легко установлена в передней части рефлектора. Десять лет спустя он создал газонаполненную трубку «flashtube» с использованием газа ксенона, который давал более высокую цветовую температуру («белый» свет). Именно эти ксеноновые лампы используются в современных вспышках.

Развитие Электронной вспышки

В 1937 году Эджертон познакомился с фотографом Гьеном Мили, который широко использовал в своей работе стробоскопическое оборудование (оно до сих пор применяется для наблюдения за быстрыми периодическими движениями), в частности, он использовал особые электрические вспышки, которые могли срабатывать 120 раз в секунду. Эджертон стал пионером в использовании коротких вспышек при съемке движущихся объектов, и именно благодаря ему стробоскопы присутствуют сейчас во многих камерах. Электрическая вспышка также появилась благодаря Эджертону.

В 1935 году General Electric использовал лицензию на патенты Эджертона в производстве «Strobotac», фотовспышки с внешним источником питания, которые до сих пор используются для промышленных съемок. Поначалу оборудование было довольно громоздким и непривычным для организаторов публичных мероприятий. С 1940 года Эджертон со своим оборудованием начал выходить за пределы студии — снимать спортивные состязания, театральные постановки и массовые шоу. Он предложил электронную вспышку фирме Kodak, рассказав о ее возможностях в фотографии, но поначалу владельцы фирмы не проявили особого интереса, сомневаясь в том, что потребности рынка превысят 50 единиц. Эджертон не стал спорить, а просто взял своё оборудование на несколько крупных спортивных мероприятий и использовал вспышку для съёмки таких моментов, которые невозможно было снять с любым другим типом освещения - попробуйте разжечь флэш-порошок, чтобы поймать момент, следующий за ударом. Его оборудование стало самой популярной темой для обсуждения среди спортивных фотографов. Результаты фотосессии вызвали всеобщее восхищение.

До Эджертона с его вспышкой, способной «замораживать» любое очень быстрое движение, публика никогда не видела таких моментов, как искажение гримасой боли лица боксера во время удара в челюсть. Подобные драматичные и одновременно интимные моменты в спорте поразили воображение зрителей и с тех пор стали идеалом спортивной фотографии.

В конце 1940-х годов всеобщее внимание, которое привлекли спортивные фотографии Эджертона, привело к тому, что его вместе с ассистентами пригласили в Голливуд на студию Metro Goldwyn Mayer. Фильм «Быстрее, чем подмигнуть» получил «Оскара».

Первое фото: Бой Луиса и Конна, 1941, Эджертон. Это была первая в истории фотография спортивного события в условиях плохого освещения, мгновенно облетевшая все газеты страны.

Фотовспышка Kodatron Electronic Flash Unit стала доступной в довольно короткие сроки. Электронная вспышка стала использоваться в профессиональной фотографии с 1950-х годов и до 1970-х, пока она окончательно не вытеснила одноразовые «flash bulbs» и «flash cubes».

Фотографии

Как правило, любые нововведения Эджертона сразу же брались на вооружение коммерческими фотографами.

Девочка, прыгающая через скакалку. 1940. Дочь Эджертона Мэри-Луиза в гостиной дома Эджертонов.

Только появившаяся в то время цветная пленка Kodachrome была не очень приспособлена для студийного освещения. Чтобы получить яркие снимки, рекламные и фэшн-фотографы вынуждены были транспортировать свое оборудование (вместе с ассистентами и моделями) на пленэр. Однако ультраскоростное высокоинтенсивное освещение Эджертона позволяло оставаться в студии круглый год.

Эджертон, как до него Мьюбридж (Muybridge), увлекся использованием своих «новых игрушек» для «заморозки» быстрого движения. Он сделал множество снимков, как и Мьюбридж, но на более коротких выдержках и показал вещи, которые никогда бы не были видны у Мьюбриджа.

Еще одну часть фотографий Эджертона составляет «хронофотография»: в одном снимке видны последовательные стадии движения, которые накладываются друг на друга. Такие фотографии также получаются при импульсном освещении движущегося объекта на неподвижную пленку при непрерывно открытом затворе.

Подобные снимки делали еще во второй половине XIX века Этьен Марей и Томас Икинс, используя принцип вращающегося щелевого затвора, расположенного перед объективом. Эджертон вывел хронофотографию на новый уровень. Его снимки фехтовальщиков, танцовщиков и игроков в гольф демонстрировали не только элегантность движения, но и могли служить диаграммой, на основе которой можно сделать выводы об уровне мастерства, владения приемами и об индивидуальной технике спортсмена.

Среди самых известных фотографий Эджертона (которые часто публиковались в журналах и мгновенно становились частью популярной культуры) — «Пуля, про-летающая через яблоко» и «Пуля, пролетающая через игральную карту».

Вторая мировая Война. Ночные Разведчики.

Во время войны Эджертон разработал метод ночной аэрофотосъемки. Его неоценимой помощью воспользовалась авиационная разведка. За свой вклад Эджертон был награжден медалью Свободы.

В 1939 году Америка еще официально не вступила во Вторую Мировую Войну, но уже готовилась к ней. Подполковник Джордж Годдард, который руководил фотослужбой военно-воздушной разведки Америки был весьма недоволен результатами ночной фотосъемки. В то время это выглядело так: с самолета-разведчика бросали осветительную бомбу, заряженную магниевым порошком, весом в 500 фунтов, который поджигался по сигналу таймера. Свет от вспышки освещал землю и сам самолет, производящий фотографирование. Как известно, магниевый порошок - не самая устойчивая субстанция, к тому же перевозка осветительной бомбы ограничивала ночную разведывательную аэрофотосъёмку одной или двумя фото. Годдард посетил Эджертона с просьбой о помощи в создании лучшего способа съёмки, на что Эджертон с готовностью согласился. По окончанию встречи Годдард попросил «одолжить» у него вспышку, чтобы проверить её ре-альные возможности: Годдард был фотографом, хотел пойти тем вечером в цирк и поснимать со вспышкой Эджертона.

Способ решения, предложенный Эджертоном, был шагом от свечи к солнечному свету. Во время войны он разработал и довёл до производства 6 различных типов авиационных фотовспышек. Это были поистине удивительные устройства с банками конденсаторов и с собственной системой охлаждения на каждом комплекте газоразрядных трубок и отражателей. Крупнейшим из них был D3, который весил 5400 фунтов, имел выходную мощность 43 200 ватт-секунд (сопоставимо со студийным стробоскопом мощностью 500 ватт\сек). D3 мог освещать землю достаточно, чтобы сделать фотографию с 20 000 футов. (Другими словами, он мог бы ярко осветить объект почти за 4 мили (около 6 км) от места съёмки.

Фотовспышка на самолете фото-разведки A-26 проверяется перед взлетом. Эти самолеты использовали гораздо менее мощную фотовспышку D2, которая могла осветить объекты на расстоянии до 5000 футов.

Эджертон был очень востребован во время войны, на аэродромах расположенных в Англии и Италии, где на самолетах было установлено его оборудование. Он инструктировал пилотов и летчиков как его использовать. Два случая из того периода могут многое рассказать о том, как он решал возникающие проблемы.

Во время его первого посещения Англии Британские ВВС не проявили интереса к его технике, утверждая, что она не способна работать. Глубокой ночью он собрал несколько английских офицеров в Стоунхендже и с пролетающего американского самолета осветил местность вспышкой. Ощутив на себе всю мощь освещения и увидев фотоснимки, англичане весьма заинтересовались.

Стоунхендж, освещенный воздушной фотовспышкой. Изображение на уровне земли (слева) и с самолёта-разведчика (справа). MIT.edu

Последней линией сопротивления использованию вспышек ночной аэрофотосъемки Эджертона были сами летчики. Большинство из них просто не хотели летать в воздушную разведку, они рвались в бой и на бомбардировку.

Некоторые нарочно плохо изучали аэро-фоторазведку, надеясь получить другое задание. У Эджертона не возникло никаких проблем в преодолении последнего препятствия. Он выяснил координаты крупнейшей в Великобритании нудистской колонии и для «учебно-разведывательных полётов» давал лишь эти координаты. Выяснилось, что предложенная им мотивация превосходна как для пилотов, так и для наземного персонала, а полученные фотографии отличались максимальной резкостью.

Как Фотографировать Атомную Бомбу

Данный заголовок бесстыдно «содран» с названия великолепной книги Питера Курана. (Прим. автора)

Хотя Эджертон не принимал непосредственного участия в разработке атомной бомбы (возможно, просто потому, что он был слишком занят другими разработками), но и он внес свой вклад. Ученым из Лос-Аламос для реализации их идей потребовался мощный электронный импульс для того, чтобы бомба сдетонировала. Единственным подходящим источником, который они смогли найти, был конденсатор для воздушной разведки разработки Эджертона, так Эджертон стал их консультантом.

После окончания Второй Мировой войны, Соединенные Штаты приступили к началу серьезных (по сегодняшним меркам - сумасшедших) испытаний атомной бомбы.

Комиссии по Атомной Энергии необходимы были фотографии таких высоко-скоростных процессов, как распад заряда при взрыве и сам взрыв атомной бомбы, поэтому они обратились к Эджертону.

В 1947 году компания EG&G занялась разработкой оборудования для Комиссии по атомной энергии. Сотрудники компании сконструировали специальную камеру Rapatronik и оборудование, позволявшее запечатлеть первые миллисекунды с момента взрыва на расстоянии семи миль. Эти фотографии, сделанные в 50-е и 60-е г. г., впечатляют до сих пор. Эджертон был знаменит фотографиями с кратковременной экспозицией, сделанными с помощью беззатворной камеры и экспонируя плёнку короткой мощной стробо-вспышкой. При помощи этой техники он мог регулярно снимать на выдержках 1/50 000 и даже 1/100 000 секунды.

Хорошей новостью было то, что ядерный взрыв не требовал дополнительного освещения, так что он мог оставить свои вспышки и конденсаторы дома. Плохой новостью было нужное время экспозиции, которое потребуется от затвора - порядка 1/1 000 000 сек. Это было в эпоху, когда выдержка затвора 1/1 500 секунд считалась самой быстрой.

Эджертон предложил совершенно новый подход. Разработанная им Rapatronic Camera использовала два поляризационных фильтра, установленных под прямым углом, для полной блокировки всего света и выступала в качестве затвора. Электронный импульс активировал решётку Фарадея между двумя поляризаторами, изменяя поляризацию соответственно освещенности для импульса очень короткой длительности. Поэтому Rapatronic Camera имея время экспозиции до 10 наносекунд, идеально подходила для фотосъемки небольшого атомного взрыва.

Ядерный взрыв, который сняла камера Rapatronic менее чем через 1 миллисекунду после детонации. В этот момент взрыв достиг 20 метров в диаметре. Серия испытаний Tumbler-Snapper в Неваде, 1952.

Роберт Оппенгеймер, один из главных создателей американской атомной бомбы, увидев эти фотографии, процитировал «Бхагаватгиту»: «Теперь я — Смерть — разрушитель миров».
Для придания высокоскоростной фотографии определённой последовательности при использовании в фотографии ядерных и термоядерных испытаний, были развернуты массивы до 12 камер, для каждой камеры тщательно произведены расчеты съёмки в определённый момент времени. Каждая камера была способна фиксировать кадры только с одной экспозицией на один кусок плёнки. Поэтому для создания покадровой картины были созданы «батареи» от четырех до десяти камер, чтобы фотографировать процесс в быстрой последовательности (rapid succession). Среднее время экспонирования было три микросекунды.

Подводная Фотография

Впервые Эджертон обратился к теме подводной фотографии из-за прохудившегося бокса. Началось все в середине 1930-х годов, когда эксперт по биолюминесценции E. Ньютон Харви, попросил его помочь в съёмке фосфоресцирующих глубоководных рыб для своей будущей книги. Никогда никому не отказывая в помощи, Эджертон собрал камеры, рассказав Ньютону как нужно упаковать их в герметичный бокс перед погружением в воду. Но вскоре, столкнувшись с автором на Гарвардской площади, Эджертон узнал, что бокс треснул, а попавшая внутрь морская вода погубила проект Ньютона. С этих пор Эджертон поставил себе цель — сделать приспособление, при помощи которого можно было хорошо видеть в морской воде. “Почему не попробовать сферическую или даже цилиндрическую конструкцию?” - писал Эджертон. Вскоре он сделал наброски всевозможных конструкций.

Вода, рассеивая свет, создает “туман” уже на небольших расстояниях, что затрудняет съемку любого подводного объекта крупным планом. Эджертон, зная об этом, получил право на разработку в своей институтской лаборатории светильника, которым могли пользоваться океанографы: он испускал свет высокой интенсивности, обладал механической прочностью, выдерживал большое давление и питался от высоковольтной батареи с длительным зарядом.

К 1937 году Эджертон разработал свою первую успешную подводную камеру для океанографических исследований в сотрудничестве с исследователями из WHOI. Вскоре вышли серии почти магических инструментов для морских биологов, разочарованных тем, что огни камеры отпугивали животных. Например, камера-прерыватель, которая срабатывала при попадании морского существа в луч света, запуская затвор камеры и фотовспышку.

В начале 1940-х годов он применил ускоренную киносъёмку для решения весьма сложной задачи: наблюдение за быстро движущимися морскими животными, такими как морские коньки. Казалось бы неподвижные организмы оказались очень занятными формами жизни. В результате подводная камера Эджертона для покадровой съемки стала одним из основных инструментов наблюдения за морскими коньками, ежами и звездами.

До Эджертона в 1950-х г. г. не существовало приспособлений, при помощи которых можно было бы запечатлеть биолюминесцентных животных на глубине 6000 метров - эту проблему начал решать он. Эджертон с удивлением выяснил, что таким образом открыл «множество неожиданных элементов и осветил даже те, которые до этого были не исследованы».

К концу 40-х годов фотоаппараты для подводной съемки уже стали малогабаритными, но одноразовые лампы-вспышки требовали постоянной замены. Важным шагом в дальнейшем развитии подводной фотографии явилось применение электронно-импульсной газоразрядной лампы-вспышки Гарольда Эджертона. Этот компактный с мощным световым потоком прибор впервые использовал для подводной съемки в 1951 году инженер Дмитрий Ребикофф. Прибор имел форму торпеды и состоял из фотокамеры, осветителей и батареи. Агрегат был водонепроницаем и обладал нулевой плавучестью. Никаких электрокабелей с поверхности уже не требовалось. Малые габариты, способность к быстрой перезарядке, короткий световой импульс - все это сделало электронно-импульсную вспышку незаменимой для съемок на глубине, в мутной воде и для подсветки быстродвижущихся объектов.

Первый подводный фотоаппарат создает любитель, аквалангист и археолог из Бельгии Жан де Вутер (Jean De Wouter). Его камера "Каллипсо-Фот" (1956 г.) становится прототипом целого семейства малоформатных подводных фотоаппаратов "Никонос".

А 1952 год стал годом перемен для Эджертона. В этом году в National Geographic ему сообщили, что какой-то француз по имени Жак Кусто «имеет интерес поговорить с ним» об экспериментах в подводной фотосъёмке. Спустя два часа после встречи на Южном вокзале в Бостоне они с мореплавателем уже были в плавательном бассейне института и тестировали экспериментальную камеру Эджертона. В тот день Кусто и Эджертон запланировали проект исследования морского дна у Южного побережья Франции. Кусто и Эджертон вскоре стали на-стоящими друзьями. “Мой дорогой папа-Флэш…” - писал Кусто в письмах об их совместных предприятиях. Так началось многолетнее сотрудничество Эджертона с Жаком Кусто. И здесь неутомимый исследователь сделал множество крупных и малых полезных изобретений.

Во время их первой экспедиции летом 1953 года Эджертон изобрел «pinger» (устройство-«пищалку»), подключаемое к камере. При получении сигнала сонара от морского дна, пинджер включал вспышку и камеру. Оператор так же мог проверить эхолотом, находится ли фотоаппарат на необходимом расстоянии.

Улучшая конструкцию, Эджертон сдвинул излучатель бортового сонара вбок и расположил его за бортом, изобретя тем самым гидролокатор бокового обзора.

С командой инженеров из EG&G он разработал коммерческий гидролокатор бокового обзора, который в режиме реального времени делал точные фотографии океанского дна.

Камера-робот появилась еще до изобретения Ребикоффым его электронной торпеды. В 1941 г. доктор Морис Эвинг делал фотографии с помощью камеры «pogo-stick» на глубине 16000 футов (около 4800 м). К верхней части камеры был прикреплен поплавок, а к нижней - груз. Балласт придавал ей отрицательную плавучесть и тянул вниз. От сильного удара о грунт специальное устройство включало освещение, спускало затвор камеры и одновременно отсоединяло балласт. Ка-мера получала положительную плавучесть, и поплавок возвращал ее на поверхность. Недостаток такой камеры состоял в том, что после всплытия на поверхность ее трудно было найти в волнах. Отчасти из-за этого стало считаться более удобным спускать камеру на кабеле при съемках на глубинах, исключающих погружение фотографа с аквалангом. Применяя нейлоновый кабель (невесомый, поскольку он обладал тем же удельным весом, что и вода) и фотокамеру, способную выдержать давление на самой большой глубине, которая только может встретиться в океане (свыше 35000 футов) Гарольд Эджертон сфотографировал дно океана на глубине 8500 метров во время экспедиции Ж.-И. Кусто в 1959 году.

В 1960-х годах практически каждый подводный охотник за сокровищами или археолог приглашал Эджертона для сопровождения экспедиций. Техника Эджертона и он сам участвовали в исследованиях морской фауны, поиске затонувших кораблей и даже лохнесского чудовища.

Подводная археология стала возможной благодаря нескольким сонарам разработки Эджертона, таким как “thumper”, который анализировал донные породы, и “boomer”, который рисовал сейсмо профиль дна мирового океана. Последний раз Эджертон сопровождал Кусто в 1985 году, в возрасте 82 лет.

Гарольд Эджертон показывает показывает большой сонар (boomer) в доке WHOI (Woods Hole, MA) в 1964 году.

При помощи гидролокатора бокового обзора обнаружили останки затонувшего корабля «Монитор» капитана Хаттерас, кабину космического челнока «Челленджер» в водах Флориды и десятки подводных обломков и археологических памятников.
Его бывший ученик и коллега Мартин Клейн позже разработал первый коммерческий двухканальный гидролокатор бокового обзора, который был использован для поиска места крушения «Титаника».

Он был не только замечательным фотографом и ученым

Доктор Эджертон вышел в отставку в 1968 году, но видимо никто, включая его самого, этого не заметил. В последние годы жизни он занимал в Массачусетском технологическом институте институте крыло, известное как «Strobe Alley», известное как туристическая достопримечательность. Другие корпуса института казались прямо-таки стерильными, а Строб-аллея была разграничительной линией между ними и лабораторией Эджертона, которая затягивала посетителей, предлагая им стать частью действа. Чтобы сделать свое логово более привлекательным Эджертон развесил всё вдоль зала: фотографии, фрагменты оборудования в рамках, кнопки, на которые можно нажимать... В итоге коридор наполнялся эхом от выстрелов, вспышки метались по стенам, из коробок сыпались провода, конденсаторы, древесные опилки. Доктору Эджертону очевидно нравилось то, чем он занимался. Каждой частичкой души.

Изобретатель был уже пенсионного возраста, но по-прежнему бегал по своей лаборатории! Он продолжал работать каждый день в Строб-аллее, проводил мастер-классы и принимал аспирантов.

Он умер именно там, где ему хотелось — в обеденном зале института в 1990 году.

Его наследство было почти таким же удивительным, как и его жизнь. Строб-аллея теперь называется Эджертон-Центр Массачусетского технологического института (The Edgerton Center at MIT) и стала хранилищем и зачинателем многочисленных образовательных программ и исследовательских проектов по скоростной съемки. Одно из общежитий аспирантуры института теперь носит его имя. В его родном городе Аврора, в штате Небраска, открыт дом-музей «Edgerton Explorit Center», ежегодно предоставляющий заочные образовательные программы для тысяч людей.

После него остались сотни учеников, помощников и соратников, ведущих сегодня активную исследовательскую, коммерческую и образовательную деятельность.

Эджертон получил множество наград. В 1934 году его фотографии были включены в первую фотографическую выставку музея Современного Искусства и завоевали бронзовую медаль Королевского Фотографического Общества, а короткометражный фильм получил Премию «Оскар». В 1973 году он получил Национальную медаль науки.

Он был не только замечательным фотографом и ученым. Он обладал отменным чувством юмора. Например, когда его попросили охарактеризовать себя, он создал “Автопортрет с шариком и пулей”.

“Автопортрет с шариком и пулей”. Кембридж, 1959, Гарольд Э. Эджертон.
Обратите внимание: он заткнул пальцем правое ухо, чтобы защититься от шума при выстреле из пистолета, а справа видна пуля, которая пролетела сквозь шарик.

При подготовке статьи были использованы материалы с сайтов:

http://webmuseum.mit.edu/detail.php - MIT Museum Collections — People Edgerton, Harold Eugene, 1903-1990.

http://oceans.mit.edu/featured-stories/papa-flash-mit-professor-brought-vision-underwater - Remembering “Papa Flash!” the MIT Professor who Brought Vision Underwater Featured Stories, MIT | Jan 04, 2013 by Genevieve Wanucha (текстифото)

http://www.kulturologia.ru/blogs/281013/19127/ - Остановивший время: фотогра­фии пионера скоростной съемки Гарольда Эджертона

http://www.lensrentals.com/blog/2013/07/and-edgerton-said-let-there-be-light - And Edgerton Said, “Let There Be Light.” Posted by Roger Cicala - Эджертон сказал : “Да будет свет”, Роджер Цикало, 07.09.2013

http://iipa.org/permanent/haroldedgerton/bio.html - IIPA_International institute of photographic arts

http://www.prooptiku.ru/fotogalereya/item/248-foto_gal_007 - Гарольд Эджертон: Не называйте меня художником. ИринаТолкачева.

http://edgerton-digital-collections.org/docs-life/wartime-strobe - The Edgerton digital collections.(EDC), progect Harold “Doc” Edgerton




Разделы справочника


Категории статей

  Правила Клуба | О Клубе | Вход / Регистрация | Поиск авторов | ХудСовет | Как связаться | Статистика | FAQ | Рекламодателям | Архив галереи | Архив форумов